JIM ROOT о Slipknot, модели Jazzmaster и своих кумирах

JIM ROOT о Slipknot, модели Jazzmaster и своих кумирах
Джим Рут вот уже как 20 лет формирует половину брутального гитарного звука Slipknot. Он только что получил свою четвертую фирменную модель Fender. Мы говорим о классическом дизайне, игре со световыми мечами и о том, почему он все еще считает гитарные соло напряжным занятием.

Вердикт Джима Рута о локдауне лаконичен и сдержан. «Я слегка схожу с ума», - со смешком говорит гитарист Slipknot. Но карантин не лишен своих положительных моментов. Сегодня утром 48-летний музыкант получил одну из первых серийных версий своего совершенно нового Fender Jim Root Jazzmaster V4, свою четвертую фирменную модель Fender, инструмент, который ознаменовал два десятилетия работы Джима с крупнейшим в мире гитарным брендом.

«У меня сносит крышу», - говорит в итоге Рут, когда мы уже не надеемся получить ответ. «Я вырос, играя на гитарах Charvel и Jackson – никогда по-настоящему не увлекался заостренными "метал" гитарами. Когда мы играли на фестивале Ozzfest ’99, у Fender были гитары DeArmond. Вот так я и познакомился с Алексом Пересом [мастером Fender Custom Shop].

- Я спросил его: «Эй, мэн, можно мне сделать страт с EMG 81 в бридже?» Потому что я люблю классику, понимаешь? Будь то джинсовые куртки или солнцезащитные очки Ray-Ban, для меня они вне времени – и то же самое с Fender Strat или Tele. Поэтому я сказал Алексу: «Чувак, если бы я смог убедить тебя сделать мне страт из красного дерева с кленовым грифом и с накладкой из черного дерева или клена, я был бы просто счастлив».

2.jpg

Рут получил свой заряженный «ежами» страт – и было что-то удивительное в том, как эта гитара выглядела (абсолютно классический страт) и для какой музыки она предназначена (Slipknot). Джим продолжил работать вместе с Fender, в конце концов несколько лет спустя создав телекастер Custom Shop Flat Head. Конечно, это было не то, что представлял себе Лео, но и не то, что фанаты металла привыкли видеть в то время – и это Руту явно нравилось.

«Я думал, что это круто, потому что никто не ожидает, что кто-то будет играть музыку, как Slipknot на телекастере, с которым ассоциируется скорее Том Петти», - размышляет он. «Я подумал, что это было хорошее сравнение. В то время в моей голове носились мысли: «Ну, я пойду против системы. Это что-то вроде моего анти-металлического панк-рокового менталитета».

Возможность поработать с Fender вернула Джима к самым ранним его музыкальным воспоминаниям.

«Когда мне было 10 или 12 лет, еще до того, как я начал играть, появилось MTV», - говорит он. «Я видел видео Deep Purple с Ричи Блэкмором, играющим на страте - и это меня ошеломило. Это было такое захватывающее зрелище. В коллекции пластинок моих родителей было так много обложек альбомов с людьми, держащими в руках либо телекастер, либо страт. Меня просто тянуло ко всему этому, и оттуда все мои корни».

По правде говоря, гитара зацепила Джима еще раньше, и даже Джордж Лукас не смог бы остановить его от погони за мечтой стать рок-звездой.

3.jpg

«Я с самого раннего возраста знал, что теннисные ракетки предназначены для того, чтобы с их помощью можно было изображать будто ты играешь на гитаре – и световые мечи, кстати, тоже», - говорит Рут. "У моей мамы есть фотография, где я стою на столе для пикника с этим деревянным световым мечом, который сделал мне мой дедушка, но вместо того, чтобы играть в "Звездные войны" и пытаться сражаться на мечах с соседскими детьми, я использовал световой меч как гитару».

Однако когда дело дошло до реальной гитары, Рут неоднозначно отнесся к процессу обучения, по крайней мере поначалу.

«Когда мне было 14 лет, мои родители подарили мне гитару Memphis, которая была похожа на подделку Les Paul II с двумя синглами. И первое, что я сделал - сразу же порвал на ней струну», - вспоминает он. «Я в основном учился на слух, пока мне не исполнилось 15 лет. А потом в город приехал парень, который выучил в Лос-Анджелесе все, что знал Пол Гилберт. Он был родом из Де-Мойна и выступал на сцене Сансет-Стрип с группой, но вернулся в Айову, потому что у них ничего не получилось. Он привез с собой знания о гаммах (по три ноты на каждой струне), ладах и тому подобном».

Вскоре Повелитель Ладов собрал группу. Впечатленный тем, как Рут справлялся с «вещами Пола Гилберта», он попросил его присоединиться к его трэш-группе Atomic Opera.

«В Де-Мойне была бурная музыкальная жизнь, - говорит Джим. - Мы играли на концертах, а потом тратили все заработанные деньги на студии звукозаписи. Но мы не знали, что делать с записями. Мы продавали музыку на наших концертах и пытались заработать больше денег, чтобы пойти и записаться, но у нас не хватало ума сказать: «Эй, может быть, нам стоит показать материал какому-нибудь лейблу?» Но тогда никаких лейблов в Айове не было, понимаешь? Для нас это не имело никакого смысла».

Примерно в 1993 году группа Рута распалась. Он провел несколько лет, играя в городе, присоединившись к Stone Sour со своим будущим фронтменом Slipknot Кори Тейлором. В конце концов, однако, он начал отдаляться от гитары вообще, до такой степени, что, когда судьба постучалась в его дверь, он не открыл. Дважды.

4.jpg

«После того, как Atomic Opera перестала существовать, Slipknot вроде как только начинали репетировать, но я отказался от гитары и всей этой мечты стать рок-звездой», - говорит Рут. - Я уже много лет не прикасался к гитаре. Slipknot заинтересовался один лейбл, и они попросили меня поиграть в группе, но я должен был подтянуть свою игру, потому что в тот момент совершенно не мог справиться с задачей».

- Я два раза отказывался присоединиться к группе. В конце концов, один мой друг вразумил меня. Он сказал: «Ты что, дурак?! Ты всегда можешь вернуться к тому, что делал раньше! Тебе стоит попробовать. Поэтому я бросил работу. На следующий день я был в квартире Мика [Томпсона], и он показывал мне все песни, которые они записали. Потом мы репетировали их в доме у Сида [Уилсона]. А неделю спустя я был уже в Малибу и записывал их на студии».

Любой, кто видел работу Рута за последние 20 лет, вероятно, поднял бы бровь на его утверждение, что он не считает себя достаточно хорошим, чтобы играть в Slipknot. Но, как и у большинства других музыкантов, талант – вещь относительная.

5.jpg

«Мне больше нравится думать о себе как о композиторе, чем как о гитаристе. Хотя я не пишу тексты песен или вокал, поэтому я больше аранжировщик», - говорит Рут. - Я пытаюсь погрузиться в этот технический мир. Я знаю все эти гаммы по три ноты на струне и тому подобное, но я никогда не поднимался на уровень Ингви. Я изучал разные фрагменты из его композиций, но это просто не так интересно для меня. Это что-то вроде: «Эй, посмотри, что я могу сделать на грифе...» и это круто, но для меня важнее подача и звук. Мне нравятся The Eagles, The Who, The Beatles и все такое – в общем простые песни.

«Я дошел до того, что мои гаммы, моя правая рука и мои легато стали настолько хороши, что я мог играть действительно свободно. Но только в последние несколько лет я начал понимать, что необязательно играть все эти пассажи строго в определенных ладах. Я всегда старался играть для песни, но, поскольку я никогда не был сторонником классических гитарных вертушек, я всегда старался придумать что-то интересное. Я полагаю, если вы действительно технически подкованный гитарист, вы могли бы понять то, как я играл песни вне тональности. Но я всегда говорил: «Ну, мне нравится, как звучит, так что пошло все к черту!»

«Я не из тех гитаристов, которые сидят и пилят гаммы до посинения, понимаешь? Я никогда не был таким. Я всегда относился к этому как к хобби и хочу, чтобы так оно и оставалось. Я хочу сохранить удовольствие и никогда не хочу, чтобы это было похоже на работу. Когда вы гастролируете, это действительно похоже на работу. За последний год, кроме записи альбома и выступлений на концертах, я ни разу по-настоящему не брал в руки гитару. Мне нужно сначала немного отдохнуть, чтобы затем вновь в нее влюбиться».

Есть, однако, гитарист, который, кажется, не спешит дать гитаре отдохнуть, - это партнер Рута по Slipknot Мик Томпсон. Он откровенно более техничен и точен, чем Рут, и именно этот контраст за два десятилетия существования Slipknot помог паре наладить симбиотические отношения.

«Мы оба - очень индивидуальные гитаристы, - говорит Джим. - Он определенно гораздо более техничен, чем я. Он знает теорию и понимает, что означают ноты, и почему они должны быть в определенном месте, все лады и все такое прочее. Я никогда не мог по-настоящему глубоко погрузиться во все это. Я больше воспринимаю музыку на слух - такой блюзовый парень, который никуда не спешит. Я думаю, что это сочетание очень хорошо работает у нас.

- Мы стараемся быть дипломатичными - так что если один из нас исполняет соло в песне, то второй тоже имеет возможность проявить себя. Мы оба гитаристы, так что мы конкурируем в каком-то смысле друг с другом. И мы оба уважаем стиль игры друг друга и все такое. Но также мы оба хотим быть в состоянии сыграть любую партию в любой песне».

6.jpg

Говоря о соло, одним из самых поразительных событий на We Are Not Your Kind – шестом и последнем студийном альбоме Slipknot – было их относительное отсутствие. Для группы с двумя «выключенными» гитаристами мы должны задаться вопросом, какого черта?

«Я думаю, что это было прямым результатом того, что я сосредоточился на аранжировках и песнях – я даже не думал о гитарных соло», - говорит Рут. «Это было не намеренно. Просто так получилось. На следующем альбоме возможно в каждой песне будут гитарные соло!»

- Гитарные соло - это стресс. Я люблю их играть. Это всегда весело, и, конечно же, вы хотите продемонстрировать свои навыки. Но если песня не нуждается в гитарном соло, зачем его туда вставлять? Я всегда заставляю себя переделывать соло до тех пор, пока они не станут звучать естественно. Я хочу продемонстрировать свои навыки, но я также хочу играть для песни. Это иногда сводит меня с ума!»

В то время как у фирменных Telecaster и Stratocaster Джима появилось множество поклонников после их соответствующих релизов в 2008 и 2012 годах, именно его радикальный взгляд на Jazzmaster, с его корпусом из красного дерева, двумя EMG и одинокой ручкой громкости, действительно поразил гитаристов всего мира с момента запуска производства в 2014 году. В наши дни Рут почти всегда играет на нем. Но если бы не случайность, все могло бы сложиться совсем по-другому.

«Алекс Перес прислал мне первый Jazzmaster – белый с кленовым грифом, - но мне не хотелось почему-то на нем играть», - говорит Рут. «Он напоминал мне о Dinosaur Jr, Nirvana и тому подобном, и это не совсем мое. Я ценю эти группы – у них отличные песни, но это просто не совсем мой стиль.

7.jpg

«Но потом, когда я был в Stone Sour, мы репетировали и готовились записывать Audio Secrecy, и я подумал: "Знаешь что, я просто возьму эту гитару и буду играть на ней во время репетиций, и, может быть, это даст мне какие-то новые ощущения?" Когда мы сыграли первую песню, я сразу же был поражен тем, насколько хорошо она была сбалансирована. Я подумал: "Чувак, если не обращать внимание на то, как она выглядит, эта гитара так хорошо висит у меня на плече, что и снимать не хочется». Я влюбился почти мгновенно. Я почувствовал, что могу свободно передвигаться, а моя гитара просто остается на месте, понимаешь? Кроме того, мой рост 198 см, так что чем больше гитара, тем более нормально я выгляжу на сцене!

«Я всегда думал, что SG действительно большие гитары, наблюдая, как Ангус Янг играет на них. Потом я купил одну гитару через интернет, она прибыла ко мне домой, и я подумал: "О боже, эта гитара такая крошечная!" Ангус Янг, должно быть, очень маленький. Она выглядят на нем как джаз-бокс!»

Успех этой гитары, не говоря уже о том, что Джим обожал все, что было в последующие годы, привел к дискуссиям о второй версии. Несколько итераций спустя он решил, что его четвертая модель Fender signature будет чем-то другим и более приспособленным к нему, чем когда-либо.

«Я подумал: «Будет хорошо, если мы сделаем еще один Jazzmaster, только давайте действительно изменим его», - говорит Джим. - Давай поставим туда мои новые датчики, и давай повозимся с формой и радиусом грифа. И давай вернем в него еще немного традиционного Jazzmaster, но с другим переключателем и другой ручкой громкости». Они сделали несколько макетов, и они выглядели потрясающе, с инкрустацией на грифе в виде больших блоков и «правильной» головкой грифа Jazzmaster – я подумал, что это было просто красиво».

8.jpg

Вышеупомянутые новые звукосниматели - это именные модели Jim's JR Daemonum signature от EMG, разработанные на основе новой серии RetroActive, которые сочетают в себе частотный диапазон пассивных датчиков с мощностью активных. Они очень далеки от комбинации EMG 81/60, которую он использовал на протяжении всей своей карьеры, но не без оснований.

«81/60 сильно компрессируют звук – и это хорошо», - восклицает он. «Потому что Slipknot - это группа со стеной звука, и в ней так много людей и так много инструментов, что вам это нужно, чтобы вы не потерялись в ней. Но вы знаете, я никогда не играл на активных звукоснимателях, пока не присоединился к Slipknot, и мне не хватало того, как пассивный звукосниматель откатывает громкость назад, и есть определенные тональные свойства у пассивных звукоснимателей, которые вы просто не сможете получить от 81-го».

Куда еще может завести кривая дорожка креативности Джима после того, как он создал Jazzmaster для метала? Взглянем на страницу Рута в Instagram. И что же мы видим? Джим уже влюблен в серию Parallel Universe, в частности, он сидит в обнимку с поразительной новой моделью Meteora. Может быть, это и есть та самая следующая гитара, которую Джим Рут переделает на свой лад?

9.jpg

«Я бы с удовольствием сделал свою версию модели Meteora. Они действительно классные” - говорит он. «Но у меня такое чувство, что я уже и так попросил их о многом. Возможно, я испытываю свою судьбу! Может быть, мы могли бы даже сделать Coronado? Я хотел бы попробовать что-то сделать с одной из них – это может заставить меня немного по-другому подойти к игре на гитаре».

Зафиксировав мысль о возможном скором появлении настоящей джазовой гитары с полым корпусом и звукоснимателями EMG, мы возвращаемся к началу нашего разговора и статусу Джима как одного из лучших артистов Fender. Мог ли тот ребенок, который чуть не бросил играть на гитаре, вообразить, что однажды он будет смотреть на целый ряд собственных именных моделей?

«Это сводит меня с ума» - повторяет Рут. «Когда мы работали над альбомом The Subliminal Verses, я играл на Charvel, прежде чем вышла моя модель телекастера. Fender купили Charvel, и я думаю, что они пытались заставить меня использовать их.

10.jpg

- Но примерно в то же время мне прислали каталог Custom Shop, в котором была и моя модель. Я листал его, и там были Ричи Блэкмор, Дэвид Гилмор, Джими Хендрикс... и у меня по спине пробежал холодок. Я подумал: «Не могу поверить, что я нахожусь в каталоге компании, у которой такие музыканты являются эндорсерами!» Помните в «Мире Уэйна» фразу «я не достоин»? Это люди, которых я боготворил. Для меня они были супергероями. Быть в такой компании - это буквально воплощение мечты. И это люди, которых любили мои родители – а ты всегда стараешься произвести впечатление на своих родителей!»

К списку новостей Следующая новость